http://www.albany.edu/offcourse
 http://offcourse.org
 ISSN 1556-4975

OffCourse Literary Journal

 Published by Ricardo and Isabel Nirenberg since 1998


 

Vacheslav Kupriyanov in the Russian original.

Back to Alex Cigale's translations

Вячеслав Куприянов

ЧУДО КАВАЛЕРИСТА

Кавалерист пришел пешком на концерт и несколько запоздал, отчего оказался в задних рядах. Лучше бы я поехал на лошади, подумал он. Когда заиграла музыка, музыкантов он почти не увидел из-за скопления голов впереди сидящих. Лучше бы я сидел сейчас на лошади, все бы видел, подумал он. Но тут он вспомнил, что у него есть сабля, он быстро достал ее и прорубил просеку в мешающих его взору головах, теперь поверх обезглавленных ему все стало хорощо видно. И музыка и музыканты ему понравились, но еще более он был доволен легким решением своей проблемы, он даже подумал, а не обрубить ли остаткам публики уши, чтобы наслаждаться музыкой одному. Но музыка уже достаточно смягчила его нрав, и он не стал этого делать, и дослушал весь концерт до конца вместе с остальными любителями музыки. 

 

ЧУДО ФИЛОСОФИИ

Философа, учившего, что все есть огонь, всепроникающий и вечно горящий, решением холодных умов приговорили к сожжению за ересь.
Возвели кострище, и философ, подталкиваемый опытным палачом и услужливым, но непросвещенным народом, вошел в занявшееся пламя. Когда костер догорел, толпа с возмущением увидела невредимого, лишь сильно закопченного философа, на таком фоне особенно ослепительной выглядела его улыбка.
– Так он же негр! – воскликнул кто-то. – Линчевать его!
Но все-таки решили об этом неприличном чуде сообщить правителю, которого считали мудрым.
– Немедленно утопить! – тут же распорядился мудрый.
Философа сопроводили к реке и дружно сбросили в воду. Вода зашипела и выдала столп кипятка, едва не ошпарив любопытных, которые было начали кидать камешки в воду. После этого философ более не появлялся.
– Ваше Величество, как вы догадались, что еретика надо было срочно утопить, – спросили правителя уже в вечерних новостях.
– Такова диалектика, – отвечал мудрый правитель, поглядывая на свои часы. – Борьба противоположностей.
– Так, может быть, нечего было и костер разводить? – чтобы еще продлить встречу с большим человеком, спросил ведущий.
– Без этого вода могла и не зашипеть, – нашел что ответить правитель, и все, кто это слышал и видел, с удовольствием засмеялись.

 

ЧУДО ПЕРЕВОДА

Пытаясь понять послов противного государства, ответственные мужи еще раз обратились к переводчику:
– Так хотят они воевать или не хотят?
Переводчик перевел этот вопрос послам и, выслушав их ответ на им одним понятном языке, провозгласил:
– Хотят, но воевать не будут.
Вскоре после отбытия послов началась война, которую от неожиданности вначале приняли за гражданскую. Осознав происходящее, решили прежде всего для воодушевления своего народа казнить переводчика.
– Что же ты все переврал? Стало быть, они сказали, что не хотят воевать, но будут? – спросили его перед казнью. Переводчик покачал в сомнении головой, которую тут же было решено предать усекновению.
Топор палача звякнул, и на плаху скатился, странно шелестя страницами, словарь, единственное, что было в голове несчастного. Палач подхватил словарь и под одобрительные возгласы толпы поднял над своей, спрятанной под маску головой. Казнь совершилась.

 

ЧУДО КОЛБАСЫ

Человек вдруг находит подходящую колбасу. Она так велика, что ему не верится, наяву ли это, и он спешит ее съесть. Когда он съедает разумное количество подходящей колбасы, он начинает есть впрок, и так как жевать ему уже наскучило, он просто глотает ее целиком, что дается ему с большим трудом, но человек не сдается, и это не напрасно, ибо наконец он чувствует огромное облегчение при заглатывании, так как колбаса уже вышла из его зада. Он продолжает с удовольствием заглатывать, пока не натыкается на чей-то чужой зад. Это его озадачивает, но тут он замечает, что чужой зад отдвигается от его рта, если глотать не так быстро. Приспособившись к нужной скорости, он продолжает заглатывать исходящую из чужого зада колбасу, и тут он чувствует, что кто-то тычется и в его зад, значит, он уже не может остановиться, даже если пожелает. Тем временем он начинает ощущать нарастающий жар и, с трудом скосив глаза вниз, замечает разгорающееся пламя. Колбаса начинает медленно вращаться и становится вертелом, на котором и человек начинает вращаться, чтобы какая-то его часть не нагревалась так сильно, о чем он подумал с облегчением, но зато другая часть медленно начинала поджариваться, что ему явно не понравилось.

 



Return to Offcourse Index.